Музеи Марий Эл
mari.jpg

Музей проводит активную научную и исследовательскую работу, представляет в оригинальных формах животный и растительный мир республики, различные этнографические и...

mari1.jpg

Почему-то принято считать, что если Марий Эл , то непременно Шереметевский замок. Однако здесь еще много всего увлекательного и интересного. Стоит начать, пожалуй...

Вход в систему
Случайная статья
etno3.jpg

Антропологический тип удмуртов считается довольно древним. Удмурты не обладают богатырским телосложением, однако они крепки, выносливы и очень терпеливы. Типичными чертами удмуртского характера можно считать скромность (и даже стеснительность, доходящую до робости), немногословие, сдержанность в...

Главная
etno8.jpg

В вещественном мире человека всегда присутствовали предметы, имеющие ярко выраженную ритуальную функцию, то есть предназначенные для использования в том или ином сакральном действии К подобным предметам следует отнести братины. Братина (яндова, ендова, братыння), ковш-братина - сосуд, в котором разносят напитки. Название "братина" относится к сосудам большого размера, имеющим две небольшие ручки, расположенные друг против друга, название "братина-ковш" - к сосудам малого размера с одной ручкой. В "Домострое", памятнике русской литературы XVI в., в одном из текстов братина описывается как "небольшой горшок с шаровидным корпусом, служащий для питья вкруговую".

Братина у коми представляет собой сосуд, выполненный из дерева (преимущественно из капа), чаша которого имеет полусферическую форму с двумя или одной ручками по бокам. Размеры их и объем очень различны: от полутораведерных и до самых малых - 1-1, 5-литровых. В Национальном музее Республики Коми хранится несколько братин. Одна из них - ковш-братина из села Пучком Удорского района, изготовленная Петром Лукичом Корниловым - мастером объемной резьбы, распространившейся среди удорских коми в конце XIX - начале XX вв. В настоящее время этот ковш-братина является логотипом Национального музея Республики Коми .

Некоторые братины, бытовавшие на Мезени и Вашке, имеют надписи, расположенные по венчику сосуда снаружи. Одна из них гласит: "Сей ковшъ сделал государственный крестъянинъ (непонятное слово) Муфтюжской деревни Александръ Гавриловъ Игушевъ 1888 года октября 15 дня". Покупные братины, которые привозились на ярмарки из соседних губерний, типологически можно отнести к ковшам-скопкарям северного типа. Такие братины имеют ладьевидную форму, борта выпуклые, дно плоское, одна из ручек выполнена в виде хвоста, другая - в виде утиной головы. Черной краской обозначалась шея, глаза и оперение хвоста. По венчику с внутренней и наружной сторон прорисовывалась кайма оранжевого цвета.

Все эти сосуды функционально были связаны с повсеместно бытовавшим древним обычаем - братчиной. Братчина - это совместная трапеза членов деревенской общины, устраивавшаяся в складчину: общинный, праздничный пир. Обычай братчины был известен с домонгольских времен (упоминание о нем встречается в былине: "Пошел Василий со дружиною, пришел во братчину во Никольщину" (на Николин день - 19 декабря нового стиля), а в пору монголо-татарского ига он сохранялся преимущественно в монастырях и принадлежащих им крестьянских поселениях. Обычай братчины был традицией внутриобщинной (будь то община монастырская или крестьянская), на которую посторонние лица не допускались, а непрошенные визитеры должны были быть изгнаны.

По свидетельству Н. И. Костомарова, в России в XVI-XVII вв. братчины носили названия ссыпных, а участники назывались ссыпцами, вероятно, оттого, что в старину каждый участник жертвовал на варение пива и браги зерно. Так как ссыпцов могло быть много, для распоряжения и соблюдения порядка выбирался староста. На братчинах случались порой споры и разногласия, и потому братчинам издавна давали право согласительного суда. Так, в Поповской судной грамоте говорилось: "И братчины судить, как судили". Это право предоставлялось братчинам до конца XVII в.

С принятием христианства и его последующим распространением по всей Руси языческие ритуалы модифицировались и приняли иную форму. Языческий обряд жертвоприношений в честь богов был, по всей видимости, перенесен на христианских святых. На Севере России, в Коми крае описываемый обычай в конце XIX в. претерпел изменения. Братины (яндовы) оставались непременным атрибутом как внутриобщинных праздников, связанных с освящением животных, так и праздников, приуроченных к датам православного календаря - дню Пророка Ильи (Илья лун - Ильин день), дням почитания мучеников Флоры и Лавра, Модеста, Харлампия и прочих святых.

Все эти праздники сопровождались церковным богослужением и освящением (окроплением святой водой) домашнего скота. По завершении богослужения следовало жертвоприношение скота (резали бычка, барана, реже - овец), затем варка мяса в общинном котле и совместная трапеза. Трапеза сопровождалась коллективным распитием пива (сура), где братины пускались вкруговую. К такому же роду мероприятий относился во второй половине XIX в. обряд "освящения овцы", проводимый в деревнях промысловиками перед отплытием на охоту.

Самой же "братчиной" стал называться праздник, отмечавшийся вскоре после ухода охотников на промысел - 1, 2 и 3 ноября, в котором участвовала только молодежь. По православному календарю праздновался он 1 ноября, в день чудотворцев Косьмы и Дамиана. В этот день молодежь устраивала складчину: собиралась вечером после полевых и хозяйственных работ. Девушки приносили из дома муку, мясо, рыбу, готовили еду, приглашали парней и после угощения все веселились. Для этого дня особых песен не было, а пели обычные посиделочные песни, играли в различные игры, плясали кадриль, барыню. На Печоре это веселье обычно продолжалось один день. В других же местах и в Усть-Сысольске на Кузьму-Демьяна гуляли и веселились три дня подряд.

На Вычегде и на Удоре братчину устраивали в день святого Модеста. Начиналось с того, что подходили к старосте или самому почитаемому гостю и пели песню по-русски или по коми:

Староста гузыня!
Пересохло наше горло!
Давайте же пива!
Непиваючи так долго!

Староста приносит яндову (братину) пива, четыре старшие девицы наливают по стакану, выходят на средину комнаты, становятся крестообразно и ходят друг другу навстречу, припевая уже по-зырянски. Девицы выпивают свои стаканы. Их сменяют другие и опять поют, и так до тех пор, пока все участницы братчины не выпьют по стакану пива.

Из приведенных примеров видно, что на братчину пиво варилось на большое количество людей, чтобы его хватило не на один день, а на три. В первый день пива так много, выражаясь образно: "даже шестом не достать", во второй день пива меньше, так что "русский шест достанет"; на третий день пива уж так мало, что "серная спичка не скроется". В данном случае пиво являлось результатом переработки нового урожая, становясь тем самым сакральным напитком. В этом смысле братчина связывается с празднованием в честь собранного урожая, окончания полевых и заготовительных работ.

Приготовление пива у коми рассматривалось как священнодействие, своего рода магическая процедура, правильное проведение которой должно было обеспечить успех праздника или обряда, к которому пиво варилось. Особенно ярко это проявлялось при варке пива для коллективных пиршеств, в том числе и братчин. Варка пива проводилась опытными мужиками, которые славились умением приготовления солода и сусла.

Исполняемые на братчину песни назывались "братчина сьыланкыв" или "братчина юан съыланкыв" (песня, исполняемая во время проведения братчины). Братчина у коми всегда предполагала совместное приготовление сура и совместную трапезу.
Основным назначением этих посиделок был выбор пары или закрепление пары на год и в будущем зачастую переход этих пар в официальный брак. Братчины, проводимые в разных районах Комикрая, имели свою специфику, но в то же время существовала общая схема проведения праздника: разделение обязанностей по половому признаку (парни снимают избу, девушки приносят сур); организация пространства по половому признаку (парни занимают красный угол, девушки находятся у печки); выбор пары и подношение девушками сура парням.
Таким образом, братчина, сохраняя черты осенней обрядности, оказывается вписанной в годовой цикл христианских праздников.

Братчины были излюбленной формой проведения досуга у коми молодежи еще в двадцатые годы прошлого столетия. Но местные активисты и культпросветработники приложили немало усилий, чтобы уничтожить эту народную традицию. Тем не менее, можно с небольшой долей осторожности предположить, что у русских и у коми в советское время братчины могли трансформироваться в совместные праздники, проводимых в крестьянской среде, где оставались неизменными два первых признака: разделение обязанностей в приготовлении братчины и ритуальная организация пространства по половому признаку.

0
Ваша оценка: Нет
Этнография
etno9.jpg

В жизни Удмуртской Республики отмечается 1992 год как переломный для собственно удмуртов. Именно в этот год в Ижевске прошел конгресс финно -...

etno8.jpg

В вещественном мире человека всегда присутствовали предметы, имеющие ярко выраженную ритуальную функцию, то есть предназначенные для использов...

etno7.jpg

Коренной перелом в жизнь удмуртов, как и других народов России, принес октябрь 1917 г. 4 ноября 1920 г. был подписан декрет об учреждении Авто...

etno6.jpg

Не будет большим преувеличением сказать, что вся народная поэзия удмуртов была "солнечной". Однако этому светилу удмурты не столько поклонялис...

Российский фондовый рынок - цены на нефть. Доллар - новости прогнозы. . купить дапоксетин в москве . строительство домов цена